Торопенко Анатолий Анатольевич. Позывной «ТТ»

Торопенко Анатолий Анатольевич. Позывной «ТТ»


14.09.1975 — 14.01.2015


г. Макеевка

 

— Когда в Донбассе случилась тяжелая военная обстановка, и совсем рядом,  на Нижней Крынке творились ужасные вещи, сын сказал: «За что они нас убивают? За что убивают стариков и детей? Я не могу смотреть на это», — вспоминает Нина Михайловна, мать погибшего защитника Республики.

-Уже тогда мы боялись остаться без сына, боялись, что украинские солдаты  убьют его и очень просили уехать, а он сказал: «Если не я, то кто? Тем, у кого есть дети, им нужно их растить, а я один. Я должен защищать».  Как-то возвращаюсь домой, а на столе записка: «Я больше не могу на это всё смотреть. Я ушел». Ушел тихо. Не сказал  нам с отцом.

Анатолий Торопенко ушел на защиту Донбасса в августе 2014 года. Мужчина, прошедший службу в пограничных войсках,  умел держать в руках оружие, и не понаслышке знал, что захватчик, посягнувший на Родину, не может быть лояльным, кто бы перед ним не стоял на пути.

Анатолий ежедневно созванивался с родителями, но долго держал в секрете, где и чем занимается. Часто выдумывал небылицы, рассказывая спокойным голосом, что вокруг все спокойно, что хорошо кормят, тепло и мягко спят. Но разве обманешь материнское сердце, которое рвалось на части. Готова была в любой момент собраться и отправиться на поиски единственного сына, чтобы хоть одним глазком посмотреть, жив ли, не болеет ли?

Анатолию не было сорока лет. Его короткая жизнь была в самом расцвете: еще не нашел любовь всей своей жизни, еще не родились дети и не построен дом.

Анатолий был трудолюбивым и покладистым парнем. С детства старался научиться всему, чему учил отец. Он и на шахту устроился работать именно потому, что там работал отец – Анатолий Николаевич. Окончив школу, Толя поступил в Стахановский инженерно-педагогический институт. Это были сложные годы — перестроечные. Всем было тяжело. На шахте отцу денег почти не платили. Из-за материальных трудностей пришлось оставить институт и пойти служить в армию.

Отслужил в погранвойсках в Форосе, в Крыму. Вернулся домой, и сразу вернулся в родной институт. Получил диплом  инженера-педагога, но устроился работать на шахту Кирова взрывником, где работал его отец. А потом и младшая сестра Татьяна устроилась работать на подъеме.

38 лет для мужчин – самый подходящий перспективный возраст, если бы не война. Ведь только война может навсегда оборвать не только планы и надежды. Война обрывает человеческие жизни.

— За неделю до гибели сын на несколько часов приехал домой помыться, переодеться, поесть домашней еды, — вспоминает Нина Михайловна. – Толя с детства был самостоятельным, всегда все делал сам. И в тот раз не дал за ним поухаживать. Мы так долго с ним разговаривали. Ничего не рассказывал тревожного, чтобы я не волновалась. Но душа словно чувствовала беду. Он вдруг жестким голосом сказал: «Я должен защитить землю нашего деда, Михаила Семеновича Степанова, который прошел и Ленинградскую блокаду, и всю войну.

— А потом их отправили в Докучаевск, — продолжает Нина Михайловна. — 13 января 2015 года, поздно вечером мы созвонились.

«Сынок, береги себя. Ты у нас один», — напоследок просила мать.  Сын что-то мягко ей отвечал, успокаивал. В час ночи он погиб.

Как рассказали родителям сослуживцы, все произошло у блокпоста в Докучаевске. Рядом с полем, заминированным противником, завязался  бой. От осколочных ранений Анатолий погиб на месте, а его боевой товарищ получил ранение ног. Когда ополченцы обнаружили двух своих бойцов, поняли, что спасать надо одного, второй – погиб.

Похоронили Анатолия Торопенко (позывной «ТТ») с воинскими почестями на Буросовском кладбище рядом с могилой деда и родной сестры, которая в 2003 году погибла в ДТП под городом Снежное, когда рабочий автобус вез шахтеров в ночную смену. Тане было 23 года.

Отец, Николай Анатольевич, держался, не плакал. Иногда Нина Михайловна, слыша ночью, в соседней комнате, прерывистое дыхание мужа, понимала, что плачет. Приходила поговорить, вспомнить своих детей. 8 января 2019 года его не стало. После перенесенного инсульта Николай Анатольевич часто  говорил, что у него нет сил. Смерть детей его совсем подкосила.

— Теперь все рядышком лежат, — плачет горем убитая женщина. – Дед, дочь, сын, муж… Приду на кладбище, а они там лежат… все рядышком… Никого у меня нет. Ни мужа, ни детей, ни внуков… Как жить?

Когда в День Победы по центральной улице Макеевки идет Бессмертный полк, Нина Михайловна берет портреты своих самых близких и любимых, и медленно идет в одной колонне со всеми. Она твердо знает, что их разделяет вечность, но всегда они здесь – в душе, в сердце.