Сухушин Александр Юрьевич  «Сармат»


15.05.1990 – 30.10.2015


г. Торез

Из документов:

«В августе 2014 ушел в ополчение «Оплот». Старший стрелок. Был в Никишино. В ноябре 2014 перешел в армию ДНР. Погиб 30.10.2015. Множественные осколочные травмы тела от взрыва мины».

— Мой сын — герой, — дрожащим голосом говорит Наталья Александровна. — Он встал на защиту своей земли. Всегда буду помнить его слова: «Я не позволю, чтобы хунта топтала мою землю. Я сделаю всё». Он сделал всё…

По семейным обстоятельствам Саше пришлось поменять три школы в Торезе. И только в третьей, ОШ № 6, остался до окончания. Учился как многие мальчишки: до пятого класса прилежно, а потом — потому что надо. Из школьных предметов предпочитал гуманитарные. Наблюдая за отцом-культуристом, увлекся гирями. Особенно нравилась музыка. Собрав вокруг себя единомышленников, с ребятами организовали музыкальную группу. В своем городе не выступали, но в Донецке доводилось петь рок. Саша трепетно относился к поэзии. Хоть никому чужому не показывал свои стихи, мать была в курсе. Наталью Александровну немного тревожила тема практически всех его стихотворений. Она иногда говорила сыну, что он живет ярко и разнообразно — почему бы об этом не рассказать? На что парень отвечал, что не в его власти управлять своими мыслями.

После окончания школы Александр пошел учиться в 110 училище на подземного электрика. Увлекся учебой и после училища поступил в техникум на горного механика. По окончании гордо подарил матери красный диплом.

Работал на шахте «Прогресс» слесарем. Когда начались события в Киеве, в семье восстали против насилия. Сын не поддерживал того, что начали делить народ. О войне дома много не разговаривали, надеясь, что парень останется дома. Когда в апреле в Славянске начались военные действия, засобирался на войну. Еще до августа 2014 Наталья Александровна уговорами и просьбами могла откладывать уход сына, но узнав, что родные из Амвросиевского района выехали по зеленому коридору, который открыли на 2 часа, было

понятно, что это война. Привыкнув к тому, что все решения принимал самостоятельно, уволился. Вечером по телефону сообщил матери, что домой не вернется — он уже в казарме.

Пока не было оружия, патрулировали улицы города, выявляя диверсантов. Потом был на блокпостах. В конце октября перешел в ополчение «Оплот». Защищал Никишино. При любой возможности на день-два мог приехать домой. Александр никогда не рассказывал матери о войне. Только сказал, что теперь твердо знает, что огонек от зажженной сигареты виден за 2 км. От материнского глаза не ушло, что у сына та же улыбка, те же глаза, но он стал серьезнее, крепче, взрослее. Когда мать спросила: «Сынок, может, ты больше не пойдешь?» — «А кто вас защищать будет?» — вопросом на вопрос серьезно ответил он.

После Никишино принимал участие в освобождении городов Комсомольское, Петровское, Раздольное.

Трижды был контужен. Две контузии перенес на ногах. А последняя, в феврале 2015, – тяжелая. Был бой. «Сармата» присыпало землей. Получив контузию, сразу не понял, что с ним произошло. Но и здесь отказался от госпитализации, согласившись на кратковременный отпуск. Приехав на несколько дней домой, почувствовал сильнейшие головные боли. Пролечившись некоторое время в больнице, снова вернулся в строй.

Дома привыкли к ежедневным звонкам сына. Они были словно связующей нитью между миром и войной. 30 октября 2015-го вечером не было звонка. Тревожно. Утром тоже не позвонил.

На похоронах сослуживцы «Сармата» рассказали, что в тот день, ничего не подозревая, они ехали на наблюдательный пункт. Украинская диверсионная группа заминировала дорогу. Группа солдат подорвалась на мине. По воле судьбы все остались живы. Александру осколком снаряда оторвало ногу. Всё произошло быстро. Рана оказалась несовместимой с жизнью. На руках у товарищей боец умер. «Он был хорошим товарищем и верным другом. На него всегда можно было положиться», – сказал сослуживец.

Похоронен Александр Сухушин с военными почестями на Воскресеновском кладбище Тореза.

— Если бы сын знал, что погибнет, своего решения не изменил бы, — говорит мать. — Ему было 25 лет…

И сегодня, словно эхо, раздаются резкие слова сына:

Эй, глупцы! Посмотрите на меня.

Я смеюсь над вами,

Смеюсь вам в лицо.

Можете закидать меня камнями,

Но проще ли вам жить станет?

Станет, превращаясь в иллюзию.

Ложь принимаете за правду,

А правду принимаете за ложь…

 

Автор очерка: Ирина Горбань