Линченко Ростислав Андреевич  «Малой»


22.02.1992 – 15.06.2014


г. Горловка




Когда в семье рождается сын, родители обязательно рисуют в мечтах, что он вырастет здоровым, умным, трудолюбивым, и обязательно – защитником. Светлана Александровна дала жизнь четверым детям – трем мальчишкам и одной девочке. Ростик был третьим. Он рос не просто защитником, а добрым и справедливым человеком. Радуясь правильным поступкам сына, женщина и в страшном сне не могла представить, о чем будет мечтать спустя двадцать лет.

«Я хочу поплакать на могиле сына, — сокрушается она. — Как он там без нас? Если бы вернуть то время, ни за что бы не пустила на войну. Хотя, считаю, что поступил правильно. Так и должны поступать все, кто любит свою семью, землю, Родину.

Ростислав любил свою Родину – Горловку. Когда в городе начались волнения по поводу митингов в Киеве, молодой человек не остался в стороне. Работая на машиностроительном заводе, умудрялся в тайне от матери бывать на дежурствах у горисполкома, ездить с товарищами на автобусах в Донецк, к ОГА. Все продолжалось до тех пор, пока в Славянске не начались бои. Ростислав твердо решил идти в ополчение.

Дома о войне и слышать не хотели. Светлана Александровна была уверена, что если закроет все окна и двери, сын послушно останется дома. Не могла подумать, что еще с детских лет учила своих мальчишек любви к родной земле. Только потом вспомнила, как всей семьей смотрели фильмы о Великой Отечественной войне, как потом обсуждали поступки героев. Больше не стала за руки удерживать сына, только просила почаще звонить. А Ростислав звонил, прибегал домой помыться-переодеться, обнять мать за плечи и с улыбкой сказать: «Так надо. Кроме нас нашу землю никто не защитит». А потом пропал на две недели…

Только звонил. Рассказывал, что в Макеевке на блокпосту, потом в Донецке. Каждый раз обещал, что завтра будет обязательно дома. Заподозрив неладное, отправила старшего сына Дениса к исполкому разузнать. И здесь ему сказали, Что Ростислав в Славянске. А Славянск уже бомбили.

В детстве Ростик мечтал быть батюшкой. Часто сам подходил к соседке и расспрашивал о службе. Мать не запрещала. Откуда у ребенка был такой интерес – не могла понять. А он как-то ей сам сказал, что если будет батюшкой, сделает всех людей счастливыми. Со временем мечты и желания менялись. Повзрослев, решил, что у него будет большой дом и такая же большая и дружная семья, в которой вырос.

Светлана Александровна бережно хранит медали сына:

«За боевые заслуги» и «За оборону Славянска». Присвоенные посмертно.

А еще хранит справку, подписанную командиром: «Ростислав Линченко с мая 2014 года проходил службу в Славянском гарнизоне на должности посыльного. 15 июня 2014 года получил задание доставить информацию в поселок Семеновка. По пути попал под огонь противника. Получил тяжелое осколочное ранение в легкое. Скончался в больнице города Славянска».

А тогда, не веря в гибель сына, мать металась по блокпостам в надежде увидеть его там. Распечатала фотографии, показывала каждому, кто был в военной форме. Получив от командира подтверждение гибели, рвалась в Славянск на похороны. Город был окружен. Семью не   впустили.

Трое суток старший сын Максим горевал по брату, потом пришел к матери и сказал, что дома больше не останется. Пообещав матери остаться живым, ушел защищать Республику.

А потом ад пришел в Горловку. Город словно вымер. Среди белого дня не встретить ни одного человека. Многие выехали, кто-то прятался в квартирах, надежде, что снаряд пролетит мимо. Светлана Александровна со многими жителями города пряталась в бомбоубежище.

О чем мечтает мать, потерявшая на войне сына?

— Хочу побывать у сыночка на могиле. Жду, что появится возможность перевезти тела всех наших погибших воинов сюда, на Родину. Приду к нему на могилу, попрошу у него прощения. Посижу рядом, поплачу. Ростислав мечтал иметь хорошую семью, как у нас. Чтобы тоже было много детей. Что можно сказать людям, которые 4 года расстреливают наших детей, наш народ? Они прекрасно знают, что обстреливают мирное население. Я никогда не желала матерям такого горя, которое мы пережили. Но хочу, чтобы эти матери одумались и забрали своих детей домой. Мы все люди. Раньше была одна страна. А сейчас я не знаю, украинка ли я.

 

Ирина Горбань