Будяк Дмитрий Алексеевич «Шахтер»

 

 

Будяк Дмитрий Алексеевич «Шахтер»


11.04.1979 — 22.09.2014


Город — Снежное

 

Девятилетний Алёша Будяк гордо носит на груди отцовские медали. Ему было всего 4 года, когда папа погиб. Детская память цепко хранит теплый взгляд, добрую улыбку, и крепкие руки, которые подбрасывали его высоко в небо…

Галина Владимировна, мать Дмитрия, работает в аптеке. Когда после телефонного разговора с родными из Харькова к ней обратилась коллега с вопросом, где лучше выбрать даром квартиру: в Донецке или Луганске, — вздрогнула. И тут входит сын, кладет ключи от своей квартиры на стол со словами: «Мама, мы вчетвером бригадой уходим в ополчение». Сердце оборвалось. Потом она узнала, что это была Саур-Могила.

Хорошее наследие получил Дмитрий Будяк: его родной дед был разведчиком, воевал на Саур-Могиле. Каждый год, надевая на пиджак ордена и медали, брал с собой внука. В этот день Дима понимал, что его дед, простой шахтер, — настоящий герой. Если шахтеры такие герои, значит, и он будет настоящим шахтером. После успешного окончания школы Дмитрий поступил в Днепропетровский горный институт и с дипломом вернулся в родной город Снежное.

Работа была в радость и удовольствие. Никогда не демонстрировал превосходства над подчиненными. Наравне с простыми рабочими выполнял любые задачи. Пока не случилась авария, которая выбила мужчину из колеи. В это время жена Ирина находилась в декретном отпуске с сыном Алёшей. После семейного собрания вынесли вердикт: в декретном отпуске будет Дмитрий, а Ирина вернется на работу. К концу «декретного отпуска» и сын подрос, и Дмитрий окреп. Именно с тех пор между отцом и сыном родились самые настоящие трепетные отношения.

Дежурство на баррикадах весной 2014 года поначалу было секретным, пока Дмитрия Будяка не назначили командиром Дмитровского блокпоста. Это его блокпост первым принимал артобстрелы со стороны ВФУ, это они первыми видели кровь и смерть своих ополченцев и противника. И это он, Дмитрий, звонил матери погибшего укровояки с сообщением, чтобы приехала забрать и по-христиански похоронить тело сына, на что получил грубый ответ, что ее сын не на войне.

Служба коменданта была трудной и ответственной. Добрый и отзывчивый Дмитрий часто навещал в городе Снежное прикованных к постелям стариков. Принимая из рук неизвестного солдата пакеты с сухпайками, они с удивлением узнавали, что за окнами их квартир идет война.

Дмитриевка, Амвросиевка, Никишино, Дебальцево. Дмитрий был уверен, что именно в Дебальцево будет остановлен натиск врага. Именно отсюда попрут эту нечисть, посягнувшую на святая святых всех шахтеров – Донбасс.

С самого детства воспитанный на примерах отца, деда, старшего брата, Дмитрий по жизни прошел честно, гордо и уверенно. В его сердце вместилось столько положительных качеств, которых хватило бы не на одну жизнь. Словно знал, что его не станет, словно хотел успеть сделать на земле больше хороших дел и оставить о себе добрую славу. И только от матери не ускользнуло при последней встрече с сыном: он стал выглядеть на десять лет старше. Ведь поступки его были сродни поступкам грамотных командиров, прошедших долгий путь войны. Военный путь Дмитрия был короток, но он выполнил свою задачу – быть нужным здесь и сейчас.

22 сентября 2014 года под Никишино, в Рассыпном полуразбитая машина с выломанной со стороны пассажира дверью двигалась в направлении населенного пункта. Внезапно начался минометный обстрел. «Шахтер» принял на себя смертоносные осколки. Водитель остался жив.

Игорь Дермелёв (позывной «Погранец») вспоминает о боевом товарище с легкой улыбкой:

— Сколько горя и беды мы видели! Сколько раз мы друг друга считали погибшими! Из каких трудных переделок приходилось выходить, рискуя жизнью. Однажды случайно встретились на Саур-Могиле и словно окаменели: ты жив! Как бы хотелось, чтобы памятник, который стоит у подножия Саур-Могилы, был ошибкой. Вышел бы Дмитрий из-за огромной плиты, обнялись бы, похлопали друг друга по плечу – жив! Но с гранитной плиты на меня смотрит добрый, чуть с поволокой взгляд друга, а рядом с могилой стоит его сын Алёша и на его груди переливаются золотом отцовские медали, которые мальчишка носит вместо отца.

«За боевые заслуги»

«За освобождение Донбасса»

«Участник боев за Саур-Могилу»

памятная медаль «100 лет Красной Армии»

— Сын остался сыном, которого любила, и всегда буду любить, — сокрушается Галина Владимировна. – Он всегда перед глазами живой.

У Ирины Николаевны, вдовы погибшего воина, и сегодня не высыхают слезы. Очень тяжело без любимого:

— Я ему благодарна за сына. Ради ребенка и живу.

Алёша заглядывает матери в глаза в поисках поддержки. Вдруг резко отворачивается: по его щеке покатилась слеза…

Автор текста Ирина Горбань

Проект Министерства информации ДНР «Белые журавли» http://podvig-dnr.ru