Притча о дружбе.

Усталый путник, сквозь пески, через палящий зной,

С облезлым и голодным псом искал пути домой.

Он сам давно не ел, не пил и выбился из сил,

И у Аллаха указать он путь домой просил.

И много дней бродил он так – без хлеба и воды,

Когда однажды увидал цветущие сады.

– Мираж! – он прошептал тогда, – того не может быть,

От жажды чудится вода…. Хотя б глоток испить!

Он пса по холке потрепал. Тот, высунув язык,

Хозяина вперед толкал, к воротам, напрямик.

– Ну, что ж ты, друг, не видишь сам? Ведь нет там

ничего,

Один песок… – Но к воротам он ближе подошел.

Играла музыка вдали, плыл аромат цветов,

И запахом к себе манил горячий, жирный плов.

Привратник в шелковых штанах калитку приоткрыл

И путника уставшего приветливо спросил:

– Что ищешь ты? Куда идешь? И как далек твой путь?

– Иду домой, – ответил тот. – Аллах, не дай свернуть!

Пес у ноги вильнул хвостом и жалобно скульнул,

Хозяин вновь погладил пса и тяжело вздохнул.

– Почтенный, – молвил старику, – любезность окажи,

Водицы дай глоток хлебнуть, дорогу укажи….

– А ты уже пришел домой, – ответствовал старик –

Ведь умер ты и пес с тобой… – Тот головой поник.

– Попал ты нынче в Райский сад, так заходи скорей!

Попей воды, покушай плов, потом поешь сластей.

Закончился твой скорбный путь, прибрал тебя Аллах,

И будешь жить остаток дней ты в солнечных садах!

Тебя здесь ждет богатый дом и гурий хоровод,

Увидишь сам, когда придем, – не будешь знать забот!

Возрадовался путник тот и сделал шаг вперед,

Да только видит: пес его с ним рядом не идет.

– А как же друг лохматый мой? Мы вместе много лет!

– Собакам в Райский сад нельзя! – услышал он ответ.

– Но почему? Но как же так? Ведь рай и для друзей!

Об этом в мире говорят: собака – друг людей!

Привратник головой мотнул, мол, извини, никак.

– Нельзя собакам, говорю! Здесь Рай не для собак!

Наш путник головой поник; казалось – сделай шаг

И вот уж – Райские кущи, обилие всех благ!

Пес набок голову склонил и, высунув язык,

Хвостом тихонько шевелил: «Хозяин, ну ж, иди!»

Вздохнул и улыбнулся тот, сомненья поборов:

– Наверное, в другом краю найдем мы дом и кров!

И, свистнув псу, опять пошел куда глаза глядят,

Оазис бросив за спиной, и не смотрел назад.

*****

Никто не скажет, сколько дней он по пескам бродил,

Но злую, жаркую пустынь однажды покорил.

Взойдя на небольшой бархан, увидел край степной,

И этот вид ему принес заслуженный покой.

Стояла юрта на холме, дымили кизяки,

Сидел старик на казане, нанизывал шашлык.

– Скажи, почтенный, можно нам с собакой отдохнуть?

Бродили долго мы в песках, тяжелым был наш путь!

Ака поднял на них глаза: – А я давно вас жду,

Для вас уже давно в ночи лампады масло жгу!

Иди, мой друг, испей воды, холодной, ключевой,

А скоро подойдет шашлык, и будет пир горой!

– А как же пес? Мы вместе с ним дошли до этих мест!

– Мы косточек ему дадим, и потрохов поест.

– Скажи, любезный, пусть Господь тебя благословит,

Как называется страна, где предстоит нам жить?

С улыбкой поднялся ака: – Здесь просто Рай земной,

Сюда дошел ты, проходи, ведь ты пришел домой!

В пути об этом ты мечтал, упорно шел к мечте,

В дороге друга не бросал – и вот вы оба здесь!

– А что же там? Оазис был, и говорили – Рай…

– Ответ уже ты знаешь сам. А сердце не смущай.

*****

Нетрудно в жизни распознать, где Рай у нас, где Ад,

Но, сделав выбор, ты уже не повернешь назад.

И перед тем, как сделать шаг, подумай, что творишь:

Однажды предав, Рай себе уже не возвратишь!

2010

Лесная сказка.

Это было давно – на стыке эпох, Древний мир уходил во

тьму.

По себе этот мир был не так уж плох, только время

пришло ему.

И его потеснила Благая Весть, Старой Веры сметая власть.

И боги язычников пали с небес, в демонов обратясь.

И пала на Землю тень от креста, плохо это иль хорошо,

Только мало кто из героев отстал и в суровый квест* не

ушел.

*****

На опушке стоял старый мраморный храм – Пантеон

неизвестных богов,

Защищали его, не считая ран и потерь, – сотни врагов.

Я тогда закричал: «Обращаюсь к вам, чтоб не видеть

кровавых слез,

Что сказал Христос когда-то всем нам: «Не мир, но меч я

принес!».

Я сюда пришел как вершитель Судьбы дать вам Новой

Веры испить,

С этой Верой меня не повергнете вы, и мой меч не устанет

разить!»

*****

И был бой. Беспощадный, как всякий бой. Кровь лилась

вокруг, как вода.

Среди сечи услышал я шепот твой и направил коня сюда.

*****

Меня встретила древних деревьев сень – Пуща, ни дать, ни

взять,

После битвы под солнцем палящим – тень, это Божия

благодать!

Мягко копыта ступали в мох, и тишина вокруг,

Среди деревьев пронесся вздох: « Кто ты, враг или друг?»

Шел я на голос и вел в поводу рыцарского коня,

Воду почуял мой друг, потянул, вывел к озерам меня, –

«Кто ты, пришедший в наш древний мир, что тебе нужно

здесь?

Тролль и дриада, гном и сатир не узнают Благую Весть!

Верный конь под седлом и герб на щите, острый меч и

стальной доспех,

Ты не знаешь сомнений, отважен и смел, и с тобою всегда

успех.

Ты воин креста и верой силен, твой меч наповал разит,

Ты Правдой своей одухотворен, и в страхе враг твой

бежит.

Пылают костры у тебя за спиной, и стелется черный дым,

Сильным себя почитаешь, герой, раз явился сюда один.

Ты горд и удачлив, степной орел, а я – эльфийка Руэль,

Но ты не случайно в мой лес забрел, – у нас роковая дуэль.

С мечем наготове стоишь у озер, крест на груди блестит,

Настойчив, отважен и очень хитер, но я знаю: сердце

кипит!

Ты увидел меня всю в сиянии звезд – зелень глаз и

белизну плеч.

Я пришла из снов, я пришла из грез, в этот летний и

знойный вечер.

Посмотри мне в глаза, опусти свой меч, и озера и лес –

мои,

Ты пойми, герой, что не стоит свеч этот бой на поле

любви.

Лучше скинь доспех и ко мне приди – я прекрасна, как сто

цариц.

Ты хоть целый мир, рыцарь мой, обойди, – не отыщешь

таких ресниц!

В черном дыме волос незабудки горят, как топазы, синим

огнем,

Искушает тело, обжигает взгляд, – мы останемся здесь

вдвоем.

Посмотри на меня, и моя красота вползет тебе в душу

змеей,

Удивит тебя моих чувств высота, полюблю, как никто

иной!

Будут ночи в огне, смолкнут птицы в лесах, я – Руэль, мне

подвластно все.

Ты силен и прекрасен, гони свой страх, пусть Любовь нас

в вечность несет».

Так шептала мне дева, страстью горя, на закате жаркого

дня,

И великая нежность объяла меня, а она продолжала, любя:

«Мы к алтарю наших древних богов придем без сомнений

и лжи,

На холодный мрамор, увитый плющом, как невесту меня

возложи….

Я ждала тебя от истока времен, лишь ты предназначен

мне,

Пусть разрушен Богов моих Пантеон, – ты единый в моей

судьбе!

Я оставлю травы, и колдовство, и талисман с груди,

А ты позабудь свое Божество и беззащитным приди».

Быстро день догорел, завершая круг, но тьма не коснулась

нас,

Мы стояли в тиши, не касаясь рук, не пряча влюбленных

глаз.

Щедро звезды ронял ночной небосвод, Луна освещала

тропу,

А Руэль прошептала тихонько: «Ты тот, за которым в

могилу сойду.

Я не буду тебя колдовством чаровать, ты и так полюбил

меня,

Но и Веру твою не смогу я принять,– мои Боги мне не

простят».

Так, не коснувшись друг друга рукой, слушая стук сердец,

Шли освещенной Луною тропой, и над нами небесный

Отец.

Нас тропа привела в шатер из ветвей, и Руэль подняла

полог:

«Мой герой, без страха и ешь и пей, ты не будешь со мной

одинок».

Было ложе накрыто одно на двоих, полон яствами стол

резной

И кувшины полные вин дорогих, и кубки резьбы золотой.

Менестрели лесные играли для нас серенады ночных

услад.

Только видел тебя я без всяких прикрас, о любви говорил

твой взгляд.

И, плененный твоей красотой неземной, я не смог

преступить черту –

«Этот лес вековечный, народец лесной, навсегда

останутся тут.

Ты Бога живого не хочешь принять, – я идолам не

поклонюсь,

Любовь наша будет вечно пылать, но нам принесет лишь

грусть.

Полмира прошел я с мечом и крестом, неся новой Веры

свет –

За тьмой приходит рассвет в наш дом – вы же живете во

тьме!»

Так говорил я прекрасной Руэль, и горечь была в словах….

Она же вино подливала мне, влюбленно глядя в глаза.

«Рыцарь любимый, на ложе приди и мной овладей скорей!

С другой не узнаешь такой любви, какую подарит Руэль.

Будут все ночи только для нас, а днем – охота и пир,

Но чтобы огонь любви не угас, войди и прими наш мир!»

Я стал сомневаться и изнывать, почти согласился уже,

Но Истина Истин: «НЕ ПРЕДАВАТЬ!» восстала в моей

душе.

И вспомнились подвиги давних времен, я взор обратил

назад –

Но я ведь не Роланд, не Ланселот, и точно уж – не Галахад.

Верность Единому в этой любви как же мне сохранить?

Ведь легче гораздо катиться вниз, чем с Правдой отцов в

сердце жить!

*****

«Жаль, что не стану твоею женою, – она пригубила вино, –

От века до века быть рядом с тобою – не каждому так

дано!»

А я усмехнулся и поднял кубок: «Я подожду, время есть! –

И протянул ей букет незабудок: – Нам так важна наша

честь!»

И этому длиться бессчетные годы, века пролетят как

миг….

В волшебном лесу эльфийка и воин, с любовью – одной на

двоих.

*****

Давно канул в Лету тот мир чудес, волшебников и

королей,

Но где-то остался тот дивный лес с великою тайной своей.

В зеленом шатре, за резным столом много столетий

подряд,

В любви объясняясь, друг другу, вдвоем, эльфийка и

рыцарь сидят.

И мыслей скабрезных в этих речах не нужно, друг мой,

искать –

Все, что не ЛЮБОВЬ, обратилось в прах, и пусть нелегко

устоять,

Души свои на любовный алтарь они не спешат

положить….

Значит и ныне, так же, как встарь, будут безгрешно

любить.

Любви бесконечной и чистой примеры нужны так порою

нам,

Волною неверья нас захлестнуло, и сердце болит от ран.

Вытереть ноги о чью-то душу – уже в порядке вещей.

Зов плоти мешает друг друга слушать, обращая людей в

зверей!

Но верим мы: время придет непременно, когда победит

ЛЮБОВЬ,

И снова в чести будут ПРАВДА и ВЕРНОСТЬ, вернется

ИСКРЕННОСТЬ вновь!

2008-2009

 

Оставьте свой комментарий